Приказ ФТС № 280: кошмар для участников ВЭД или польза для экономики?

Руководство Федеральной таможенной службы с февраля создало ситуацию, когда все иностранные товары нельзя ввозить по стоимости ниже той, которая указана в стоимостных профилях риска, даже в том случае, если цена подтверждена полным пакетом документов.  Для того, чтобы груз все-таки прошел таможню, импортеры сегодня вынуждены декларировать более высокую стоимость, которая нередко превышает рыночную в несколько раз, либо выпускать товар под обеспечение, изымая при этом из оборота кругленькую сумму, которую едва ли кому-то удается вернуть, доказав свою правоту уже в суде.

Всё это следствие действия приказа № 280 «О повышении эффективности контроля таможенной стоимости в рамках системы управления рисками». Документ предусматривает персональную ответственность руководителей подразделений за результаты применения так называемых «мер по минимизации рисков». На практике это вылилось в настоящую реформу, которая стала бедой для большинства импортеров и таможенных представителей.

Установленные цены заметно выше реальных, а также они не учитывают многие аспекты ценообразования, связанные, к примеру, со скидками на количество или сезонными корректировками. При этом суммы пошлин и налогов, которые рассчитываются с «новой» таможенной стоимости нередко превышают прошлые значения в несколько раз. Для многих отечественных производителей, закупающих крупные партии сырья за рубежом, это уже обернулось серьезными убытками.  Ранее целые отделы на предприятиях занимались поиском продукции и сырья по наиболее низким ценам, а теперь они вынуждены менять старые схемы работы.

В то же время глава ФТС Андрей Бельянинов с гордостью отчитывается о положительных итогах действия этого пресловутого приказа – дескать, он позволяет не только увеличить поступления в бюджет, но и заметно уменьшить «серую» составляющую в ценообразовании при определении таможенной стоимости и конечной цены продукции. И, как бы многие ни хотели этого признать, доля истины в этих словах имеется. Более того, именно сегодня экономическая ситуация сложилась таким образом, что принятие этого приказа выглядит даже вполне оправданным.

Во-первых, из-за девальвации рубля, санкций и продовольственного эмбарго на протяжении двух лет наблюдалось рекордное снижение объемов внешней торговли. 2016 год тоже не стал исключением – по данным Минэкономразвития в январе-марте импорт упал на 15,2% до 37,8 млрд долларов. Вместе с падением объемов торговли, падает и количество оформляемых деклараций  - так, общее количество оформленных деклараций на 1 апреля в прошлом году составляло 1131208, а в 2016 году только 836 992 (-26%), также рекордно снизилось количество таможенных пошлин, налогов и сборов, уплаченных в бюджет. Наряду с «налоговым маневром», который привел к сокращению отчислений от экспорта нефти, таможня и вовсе могла бы, как говорится, потерять лицо.

Во-вторых, с 1 сентября 2015 года снизились ставки ввозных таможенных пошлин в Едином таможенном тарифе в рамках наших договоренностей с ВТО. Средневзвешенная ставка ввозной таможенной пошлины сократилась до 5,3-5%, и это также должно было привести не только к падению таможенных платежей, но и к существенным потерям для нашего и так не слишком конкурентоспособного производителя. Введя в действие новый закон, ФТС, таким образом, смогла, осознанно или нет, обойти этот эффект без увеличения тарифа.

В-третьих, прошлый год отметился сокращением производства многих товаров. С рынка ушли многие крупные автомобильные производители, торговые компании, ряд производств показали невероятно низкие темпы роста. Однако план по перечислению средств в бюджет все же необходимо было выполнять, поэтому эта задача была поставлена на всех уровнях. Так, в решении коллегии ФТС от 25 марта 2016 года этот пункт прямо и отмечен: «развитие применения СУР в целях предотвращения нарушений таможенного законодательства ивыявления резервов собираемости таможенных платежей».

Эффект от действия нового документа уже ощутим, как отметил руководитель ФТС Андрей Юрьевич Бельянинов: «За два месяца действия документа на конец апреля дополнительный эффект от его выполнения составил 32-35 млрд рублей». А если точнее, то даже меньше, чем за два месяца новые правила для большинства групп товаров начали действовать с первой половины марта.

Официальная статистика Росказначейства также свидетельствует о том, что уже в феврале-марте наметился перелом – при сокращении импорта, объем поступлений в бюджет от ввозных НДС и акцизов демонстрирует рост. По состоянию на 1 апреля 2016 года в казну перечислено на 39,2 млрд рублей больше, чем за 3 месяца прошлого года.
Ситуация с ввозными таможенными пошлинами тоже меняется – объем поступлений почти догнал уровень прошлого года, несмотря на снижение ставок и оборота внешней торговли.

Вероятно, и дальнейшие месяцы покажут рост, несмотря на массу сдерживающих факторов.

Таким образом, слова руководителя ФТС о «дополнительном эффекте» для бюджета выглядят весьма правдоподобно. Несмотря на это, многие участники ВЭД в нём сомневаются, надеясь вернуть себе ранее внесённое обеспечение уплаты таможенных платежей с помощью дополнительных проверок таможни или судебных разбирательств.

Но, как показывает практика, удается это сделать далеко не многим. В последнее время компании отмечают, что документы в суды не принимаются по самым пустяковым поводам, вплоть до мелких погрешностей в оформлении. При этом сроки пересылки и самой проверки затягиваются, и пока положительное решение по таможенной стоимости получили лишь единицы.  

К сожалению, как бы ни был хорош новый закон для бюджета, в будущем он может привести к полностью противоположному эффекту – уменьшению налоговых поступлений. Численность участников ВЭД и так стремительно сокращается, а транспортные компании уже сегодня вовсю предлагают доставлять товар другими маршрутами с растаможкой в Беларуси и Казахстане.

Кроме того, приказ № 280 помимо вопросов таможенных платежей затронул и другие сферы жизни ВЭД. Так, например, новые правила создают преимущества для определенной группы компаний – тех, которые включены в зеленый сектор. Около двух тысяч фирм по воле таможенного законодательства поставляют товары по старой стоимости, без проводимых корректировок. В свою очередь, остальные 67 тысяч импортеров, которые не попали в «белый список», вынуждены терпеть и возросшие расходы, и уменьшение прибыли.

Документ уже заметно повлиял и на особенности работы таможенных представителей. Ранее повсеместно существовала практика согласования таможенной стоимости – товары выпускались по тем ценам, по которым брокеру удалось договориться с таможенными постами. В этом было конкурентное преимущество многих компаний, и, невзирая на более высокую плату, их услуги были более востребованы. Новый приказ уравнял брокеров – теперь все вынуждены декларировать по стоимости не ниже той, которая указана в профилях риска, при этом пока поле для коррупции становится меньше, ведь старые «договоренности» практически не действуют. Теперь ни один таможенный представитель, в каких бы хороших отношениях с таможней он ни состоял, не может выпустить товар по цене ниже риска. Однако сила действия равна силе противодействия, и рано или поздно компании вынуждены будут обойти и этот запрет.     





Создание сайтов Москва